Salonendi.ru

Женский журнал "Леди"
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Как правильно завершать дела и романы, Marie Claire

Как правильно завершать дела и романы

Если начали, доделывайте до конца – тогда появятся место и энергия для нового.

Когда вы последний раз занимались инвентаризацией? Речь не о платьях Carven прошлогодней коллекции и балетках, которые вы уже не носите. Речь об отношениях. А также проектах, планах, идеях, мечтах и прочих делах, которые остаются в вашей жизни незаконченными и нереализованными.

Психологи утверждают, «незавершенка» портит качество жизни. В психологии это называют «незавершенным гештальтом» (gestalt в переводе с немецкого – «образ», «форма», «целостность»). Это ситуации, когда мы что-то недополучили от других людей, недоговорили, отложили важное дело в долгий ящик, не выполнили обещание, подавили чувства, расстались с кем-то с ощущением недосказанности. Все это оставляет в подсознании эмоциональный осадок, который со временем начинает бродить, как испорченный компот, и отравлять отношения с окружающими.

При этом вся наша жизнь – сплошной незавершенный гештальт, просто одни гештальты (например, чувство голода, мечта о туфлях Louboutin или о поездке в Патагонию) относительно легко реализовать, а другие (например, когда тебя неожиданно бросил мужчина) могут незаметно, как призраки, бродить за тобой всю жизнь и постоянно требовать компенсации за когда-то перенесенный моральный ущерб.

Имея незавершенные отношения, мы часто переносим этот багаж на последующие романы, подсознательно навязывая новому мужчине роли из собственной неоконченной пьесы.

Психотерапевты обожают копаться в наших гештальтах (еще бы – если бы мы все завершали в свое время, эти люди остались бы без работы!). Важные дела, которые мы не закончили, они называют «ментальным абортом», считая, что «незавершенка» может забирать у нас жизненную энергию и провоцировать неврозы, депрессию, зависимости, стресс и конфликты.

Правда, человеческая природа удивительно двойственна: с одной стороны, мы стремимся удовлетворить наши желания и потребности, а с другой – парадоксальным образом стараемся избежать логического завершения важных дел. Это, в общем, нормально: каждый пишет свой сценарий и выбирает, какие акты в нем доигрывать до конца, а какие нет.

Но даже если вы не стремитесь завершать ваши гештальты, советую провести их ревизию – жить станет проще. Для этого:

Разберитесь в своих желаниях, потребностях и приоритетах на сегодняшний день. Возможно, ваши детские мечты уже неактуальны. Например, вы мечтали выйти замуж за миллионера, а вышло так, что ваш муж – менеджер среднего звена, и вы сокрушаетесь, что на пятилетие свадьбы он не может подарить вам браслет Chopard. Поговорите с самой собой максимально честно и решите, кому именно нужен браслет (Chopard требует ваше эго? Вы завидуете подруге, у которой он есть?).

Оскар Уайльд, жертва всех пороков, говорил, что лучший способ избавиться от искушения – поддаться ему.

Мечты нужно пробовать на вкус – особенно, если они не отпускают вас через годы. Если вы с детства мечтали танцевать вальс, сходите на одно-два занятия. Не исключено, что вальс покажется вам сложным и занудным танцем, и вы переключитесь на босса-нову или йогу. Зато появится ощущение честно выполненного долга – перед самой собой.

В некоторых случаях гештальты – мощные стимулы для развития. Особенно это касается карьеры – главное, почаще пересматривать свои истинные цели и приоритеты. Например, на пятом курсе вы поставили себе цель к тридцати годам стать большой начальницей. Сейчас вам 35, у вас интереснейшая работа, но вы по-прежнему подчиненная. Спросите себя, что в карьере для вас на самом деле важно. Не исключено, что, если бы вы действительно хотели власти, вы бы ее добились.

Не планируйте лишнего. Лучше наметить одно или два реально выполнимых (!) дела (например, разобрать чемодан и упаковать подарки), сделать их и пойти спать с ощущением, что вы совершили подвиг.

Если вы чувствуете, что в ваших теперешних отношениях есть отголоски прошлого – вы и ваш партнер реагируете друг на друга так же, как было в предыдущем романе, – попробуйте повести себя по-другому: нестандартно, свободно, отключив привычные внутренние ограничения и страхи. Это риск, но есть большая вероятность, что результаты вас порадуют.

Избавиться от незавершенных переживаний в гештальт-терапии предлагают с помощью трех шагов: прощения, прощания и благодарности. Постарайтесь осознать и принять вещи такими, каковы они есть. Не подавляйте ненависть и обиду, а просто разрешите им уйти. Иногда имеет смысл написать письмо (отправлять его не обязательно), иногда – встретиться и по душам пообщаться с человеком, которому вам давно есть что сказать. Сделать это никогда не поздно, даже если формально вас уже несколько лет ничего не связывает. В ваших отношениях не осталось сильных эмоций, и вы сможете говорить с ним предельно откровенно. Не исключено, что узнаете о себе много интересного.

Как завершить начатое

Ольга Данилина, юнгианский психолог-консультант:

Основатель гештальт-терапиии Фредерик Перлз под гештальтом понимал доминирующую потребность – желание, чувство или мысль, которые в данный момент занимают вас сильнее всех остальных желаний, чувств и мыслей. Как только потребность удовлетворяется, гештальт теряет свою значимость и уступает место новой потребности. Но наши желания не всегда исполняются, и так называемая «неотреагированная потребность», по мнению Перлза, становится причиной неврозов и психологических блоков – в том числе телесных. Решение проблемы – осознать свою потребность, сделать ее более четкой (то есть сформировать гештальт) и постараться «нейтрализовать», то есть завершить ее.

У любых отношений есть внутренняя логика развития: например, знакомство мужчины и женщины может привести к браку, рождению ребенка, совместной стратегии жизни. Разорванные, болезненно законченные отношения между любовниками, деловыми партнерами или бывшими друзьями (особенно, когда остаются обида и невысказанные претензии) – это незавершенный гештальт, который мешает строить новые позитивные отношения. Что мешает доводить дела или отношения до логического завершения? Не исключено, что прежние незавершенные гештальты – не только твои собственные, но и доставшиеся по наследству. Мама, до сих пор переживающая развод с вашим отцом, может неосознанно поставить вас в подобную ситуацию. Что делать? Искать свой собственный путь в жизни и учиться брать на себя ответственность.

Читать еще:  Роман с начальником психология

Синдром незавершенного действия в психологии

4. НАРУШЕНИЕ МОТИВАЦИОННОГО КОМПОНЕНТА ПАМЯТИ

Данные, приведенные в предыдущих параграфах, касающиеся нарушений памяти, подтверждают, что в различных формах мнестических изменений находит свое отражение по- разному измененная структура деятельности. Мы показали, как нарушения процесса обобщения, опосредования, динамики влияют на процесс воспроизведения, меняют соотношение непосредственной и опосредованной памяти.

В данном параграфе мы остановимся на роли мотивационного компонента в строении мнестической деятельности.

Современная психология не является больше наукой об отдельных психических функциях. Психические процессы следует рассматривать как разные формы психической деятельности, которые формируются в онтогенезе. В зависимости от той задачи, на решение которой направлена деятельность человека, она принимает форму того или иного процесса (восприятия, памяти). Поэтому в отношении всех человеческих процессов должна быть применена та же характеристика, что к деятельности в целому иными словами, при анализе этих процессов следует учесть их личностно-мотивационный компонент. Еще в 1927 г. мы показали это в экспериментальном исследовании памяти (так называемый «феномен воспроизведения незавершенных действий») [219].

Эксперимент заключался в следующем: испытуемому предъявлялся ряд задач (от 18 до 22), которые он должен был выполнить. Это были задачи различного типа: нарисовать монограмму, сложить определенную фигуру из спичек, нанизать бусы, написать стихотворение, вырезать из бумаги спираль, слепить коробочку из картона, обратный счет (письменно), нарисовать вазу, из бумаги сложить фигурки, умножить трехзначные числа, из проволоки сделать фигурку, решить кроссворд, составить ландшафт (испытуемым даются деревья, животные, люди, дома из цветного картона) и т.п. Инструкция: «Вам будет предложен ряд заданий, постарайтесь их выполнить по возможности точнее и быстрее». Половину предложенных задач испытуемый выполнял до конца, половина же их прерывалась экспериментатором до того, как испытуемый их завершит. Перерыв происходил таким образом, что экспериментатор предлагал испытуемому другую работу. (Если испытуемый спрашивал, что делать с незавершенной, экспериментатор делал вид, что не расслышал вопроса или занят протоколом; во всяком случае испытуемый не получал четкого, определенного ответа.) Точно таким же неопределенным оставался для испытуемого порядок чередования оконченных и незавершенных заданий. Сразу после выполнения испытуемым последнего задания экспериментатор спрашивал: «Скажите, пожалуйста, какие Вы выполнили задания?»

Следует отметить, что проведение эксперимента, манера и способы «прерывания» являются очень сложной задачей и требуют тщательно продуманной отработки всех звеньев опыта.

Время, в течение которого испытуемый называет задания, не ограничено. Экспериментатор записывает названные задания в порядке их воспроизведения испытуемым.

Воспроизведение носит вначале плавный характер, после чего наступает часто остановка потока перечисленного. Испытуемый начинает активно «отыскивать», «перебирать» в своей памяти, приведенные количественные данные касаются в основном периода «плавного» воспроизведения. После окончания опыта экспериментатор спрашивает о том, какие задания показались ему интересными или приятными. Экспериментатор использует также спонтанные высказывания испытуемого во время эксперимента.

Для того чтобы исключить влияние структуры различных задач и их индивидуальные различия, испытуемые, так же как и задачи, были разделены на две группы, которые попеременно, менялись местами.

Данные экспериментов показали, что испытуемые запоминали лучше незавершенные действия. Отношение воспроизведенных незаконченных действия (ВН) к воспроизведению законченных (ВЗ) равнялось 1,9:
ВН
—– = 1,9, т.е. незавершенные действия воспроизводились на 90% лучше, чем завершенные.
ВЗ

Преимущество незавершенных действий перед завершенными проявлялось не только в количественном отношении, но и в том, что незавершенные задания назывались первыми.

Выявленная закономерность лучшего воспроизведения незавершенных действий может быть объяснена следующим. У любого здорового испытуемого ситуация опыта вызывает какое-то личностное отношение к ней. У одних испытуемых ситуация эксперимента вызывает желание проверить себя, свои возможности — экспериментальная ситуация приобретает в таких случаях характер некой «экспертизы», контроля. У других испытуемых ситуация эксперимента вызывала некий задор («хотелось и себе и Вам показать, что я хорошо справляюсь с задачами»). Наконец, третьи испытуемые выполняли экспериментальные задачи из чувства «долга», «вежливости». Как бы то ни было у любого испытуемого возникал какой-то мотив, ради которого он выполнял задание. Выполнение задания выступало в качестве мотивированного намерения. При незавершенности действия намерение остается неосуществленным, создается некая аффективная активность (в терминологии К. Левина, «динамическая система»), которая проявляет себя в другом виде деятельности — в данном случае в воспроизведении. Ф. В. Бассин сближает это явление с понятием «установка» школы Д. Н. Узнадзе и подчеркивает, что эта «активность, регулируемая определенной установкой и встречавшая какие-то препятствия на пути своего развертывания, оставляет след в состоянии реализующих ее нервных образований, который как таковой не осознается» [17, 290].

Применительно к приведенным данным можно сказать, что деятельность памяти актуализировала ту аффективную готовность, которая образовалась благодаря личностному отношению испытуемого к экспериментальной ситуации. В пользу этого предположения говорят следующие два ряда фактов: 1) преимущественное воспроизведение незавершенных действий не проявляется, если изменить условия эксперимента в следующем направлении. Вместо нейтральной просьбы: «Скажите, пожалуйста, какие Вы выполнили задания?» — дать испытуемому следующее указание: «Эксперимент проводился для того, чтобы проверить вашу память, поэтому я попрошу Вас перечислить задания, которые Вы выполняли». При такой постановке эксперимента незавершенные и завершенные действия воспроизводились с одинаковой вероятностью. Сообщение, что эксперимент проводился для испытания памяти, означало для испытуемого изменение смысла ситуации: у него актуализировался совершенно новый мотив — продемонстрировать или проверить для себя свои мнестические возможности.

Этот новый мотив, ради которого испытуемый должен был совершить теперь «действие припоминания», выступал не только в качестве смыслообразующего, но и побудительного, перед испытуемым выступала теперь цель: воспроизвести возможно больше действий. В свете этого мотива задачи были уровнены. Аффективная готовность к окончанию действий отступала на задний план перед новым мотивом — «воспроизвести возможно больше задач». Таким образом, деятельность воспроизведения была при новой инструкции по-иному мотивирована; новая мотивация вызывала иной результат.

Другая группа фактов, доказывавших роль мотивационного компонента в структуре памяти, заключалась в следующем: если этот эксперимент проводился с испытуемыми в состоянии усталости или в ситуации насыщения, то тенденция к превалированию при воспроизведении незавершенных действий тоже не обнаруживалась, так как в этой ситуации не формировалась тенденция к завершению.

Читать еще:  Свекровь приходит без предупреждения совет психолога

Правильность положения о том, что деятельность памяти является мотивированной, можно было проследить и на материале патологии. Мы проводили эксперимент по воспроизведению завершенных и незавершенных действий у больных с различными формами патологии мотивационной сферы. В зависимости от формы этих нарушений менялась и закономерность воспроизведения. Так, например, у больных шизофренией, в психическом состоянии которых отмечалась эмоциональная вялость, искажение мотивов, мы не получали эффекта лучшего воспроизведения незавершенных действий. У больных с ригидностью эмоциональных установок, с их гипертрофией (например, при некоторых формах эпилептической болезни) превалирование воспроизведения незавершенных действий было выражено. Так, если у здоровых испытуемых отношение воспроизведения незавершенных действий к воспроизведению завершенных
ВН
–—– = 1,9,
ВЗ
то у больных шизофренией (простая форма) — 1,1, у больных эпилепсией — 1,8, а у больных с астеническим синдромом — 1,2.

Таким образом, сопоставление результатов воспроизведения незавершенных действий у больных с разной патологией мотивационной сферы тоже указывает на ее роль в мнестической деятельности.

Роль измененного мотивационного фактора в структуре мнестических процессов выявилась и в изложенном выше исследовании Л. В. Петренко [144]. Исследуя структуру нарушения опосредованного запоминания, автор отмечает, что особенно отчетливо это расстройство выступило у больных с поражением медиобазальных отделов лобных областей мозга, в психическом состоянии отмечалась аспонтанность, расторможенность, анозогнозия по отношению к своей болезни. Л. В. Петренко отмечает, что больные этой группы не выбирали картинку, которая соответствовала бы заданному слову, а бездумно брали первую попавшуюся на глаза. При необходимости вспомнить по картинке предъявленное экспериментатором для запоминания слово сама задача точного воспроизведения не выступала для них как таковая. Чаще всего больные называли либо предмет, изображенный на картинке, либо любое слово или фразу, случайно связанную с картинкой.

Такое отношение не вызывалось трудностями или невозможностью справиться с экспериментальной задачей, так как, будучи поставлены в жесткие рамки (экспериментатор настаивал: «Подумайте, выберите внимательно»), больные могли безошибочно его выполнить. Измененное отношение к окружающему и своим возможностям приводило к распаду структуры психической деятельности, который был описан в разное время А. Р. Лурия и Е. Д. Хомской [126], Б. В. Зейгарник [64], В. В. Лебединским [105], С. Я. Рубинштейн [161] и др.

Таким образом, нарушение подконтрольности, избирательности психических процессов, замена целенаправленности акта стереотипами или случайными фрагментарными действиями являлись факторами, препятствующими процессу опосредования, делающими его принципиально невозможным.

Данные исследования Л. В. Петренко также показали, что в нарушениях мнестической деятельности находит свое отражение по-разному измененная структура мотивационной сферы больных. Мотивационный компонент является неотъемлемым в строении и протекании процессов памяти.

Факультет психологии Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова
125009, Москва, ул. Моховая, д. 11, стр. 9. Схема проезда. Телефонный справочник.

Дизайн и поддержка сайта 1997-2020: Станислав Козловский

Почему незавершенные действия запоминаются лучше, чем завершенные

Известный советский психолог Блюма Вульфовна Зейгарник в начале 1920-х гг. обнаружила интересный эффект: незавершенные действия запоминаются лучше, чем завершенные. Оказавшись в дороге, попробуйте спросить попутчика, какой населенный пункт вы проехали. Скорее всего, он затруднится с ответом. А если задать вопрос, какой город будет следующим, наверняка получите точный ответ. Впоследствии этот эффект был назван именем Зейгарник. В психологии он имеет огромное значение. Например, внезапное расставание с любимым человеком приводит к появлению этого эффекта: действие не завершено, человек понимает, что его уже не любят, но ему трудно с этим смириться. У психотерапевтов даже есть специальные методики, позволяющие завершать такие случаи, избавляя клиентов от сердечных мук.

Многие бизнес-тренеры используют этот эффект для поддержания мотивации на обучение. Дают, например, сложную задачу с несколькими возможными решениями в конце первого дня. Участники делятся на группы и ищут ответ. Зачастую все приходят к разным решениям. На вопрос, какое же из них верное, тренер с ехидной улыбкой сообщает, что правильный ответ они узнают в начале следующего дня. Это дает возможность дополнительно замотивировать группу на обучение. Иными словами, участники не выдержат и вечером, придя в бар, отодвинут в сторону уже налитые кружки пива и попросят официанта принести бумагу и ручку. И, забыв обо всем, будут искать правильное решение.

К сожалению, большинство руководителей не учитывают влияние этого эффекта на сотрудников. А зря. Недавно наша компания оценивала региональных руководителей ювелирного ритейлера. Умение давать обратную связь своим сотрудникам было одной из их ключевых компетенций. И у большинства этот показатель был на самом низком уровне. А теперь представьте себя на месте подчиненного: вы выполнили задание, руководитель его принял, но ничего вам не сказал. Это вызывает эмоциональное напряжение, постепенно вы начнете терять мотивацию, так как не понимаете, правильно действуете или нет.

После тренингов мы обнаружили, что в тех отделах, где сотрудники получали ответную реакцию на свои действия, вырос уровень удовлетворенности персонала начальством и, как следствие, — уровень продаж. Там же, где менеджеры слукавили, ответили, что, дескать, они применяли обратную связь, а на самом деле этого не делали, продажи остались на том же уровне, что и раньше.

Эффект Зейгарник проявляется не только на уровне обратной связи. Нам неоднократно приходилось слышать от работодателей, что их менеджеры по продажам бездари и лентяи. А когда мы начинали разбирать систему вознаграждения компании, то испытывали легкий шок: мы, специалисты в разработке систем компенсаций и льгот, тратили на ее понимание несколько часов. Что уж говорить о простых менеджерах. В итоге вместо тренинга мы предлагали упростить и сделать прозрачной систему мотивации. В нескольких случаях это позволило без вложений в обучение поднять продажи на 30-40%. Вчерашние бездари начинали активно продавать, так как понимали, за что им платят.

И наконец, эффект Зейгарник проявляется при увольнении. По нашим наблюдениям, только около 37% специалистов покидают компанию без негативных эмоций. А остальные тут же начинают делиться своими переживаниями в соцсетях, что рано или поздно сказывается на имидже компании. Чтобы это предотвратить, достаточно провести обычную беседу с уходящим сотрудником: попросить его рассказать о том, что ему нравилось в компании, а что нет. В 90% случаев вы и так будете понимать, в чем проблема, но суть в другом. Это поможет человеку психологически завершить ситуацию, выплеснуть эмоции. Конечно, всего потока негатива прощальной беседой не снять, но уменьшить его в разы возможно.

Читать еще:  Владимир дашевский психолог стоимость приема

Портал знаний о Жизни

Психология взаимоотношений, здоровье, познание себя, саморазвитие

Вы здесь

Эффект незавершенного действия

(Глава из книги Маргариты Семикозовой «ОТПУСТИ СВОЮ БОЛЬ»)

  • Немного теории.
  • Упражнение на завершение.
  • Случай из практики. (имя и местность клиента изменены для соблюдения конфиденциальности).

Вопрос:

— Подскажите, как справиться с этим, если нет возможности завершить действие так, как хочется?

Ответ:

Ольга, добрый день! К сожалению, вы не написали, о каком незавершении идет речь. Но давайте попробуем разобраться.

Эффект незавершенного действия — один из интереснейших и наиболее изучаемых эффектов в психологии. Он заключается в том, что мы гораздо лучше (почти в два раза) запоминаем те действия, которые по тем или иным причинам прервали. Этот эффект назван эффектом Зейгарник.

Блюма Вульфовна Зейгарник (1900-1988) училась в 20-е годы ХХ века в Берлинском университете у известного психолога Курта Левина. В этом же университете преподавали более известные в те времена психологи и классики гештальт-психологии Вольфганг Келер, Курт Коффка, Макс Вертгеймер, но они занимались философией, теорией, изучали отдельные эффекты восприятия.

Курт же Левин, немецкий, а затем американский психолог, был близок к гештальт-психологии. Его всегда интересовала личность человека, мотивы поведения. Он разработал с помощью эксперимента методики изучения мотивации, в частности уровня притязаний, запоминания законченных и незаконченных действий и др.

Левин щедро делился знаниями со своими студентами, поддерживал их научные поиски. В своих воспоминаниях Блюма Вульфовна описывает его как человека, полностью поглощенного наукой, «рассеянного профессора», который может обсуждать пришедшие в голову мысли в самом неподходящем для этого месте, например, в галантерейном магазине. Однажды новая идея возникла при переходе улицы и Левин, прикрепив свой блокнот к борту грузовика, начал было ее записывать, но едва не упал, когда грузовик внезапно тронулся. Кстати, идею, которую Левин с риском для жизни так старался запечатлеть, позже подтвердил один из его учеников в своем эксперименте.

Подобная история произошла и с Зейгарник. Идея ее эксперимента возникла у Курта Левина тоже не в самом академическом месте – в небольшом берлинском кафе, где он вместе со своими студентами часто бывал, обсуждая научные проблемы. Материал для экспериментов можно найти везде, считал Курт Левин. И обратил внимание на поведение официанта, который легко запоминал то, что заказывали его клиенты. Но как долго официант может помнить заказы своих клиентов?

Попросив официанта подойти, Левин уточнил у него, что заказали клиенты, сидящие у окна. Официант легко вспомнил заказ этой пары. Но вспомнить, что ели другие клиенты, которые уже расплатились и направлялись к выходу, оказалось для официанта более сложной задачей. Он начал перечислять и запутался. Почему так произошло? Зейгарник предположила, что после того, как клиенты расплатились, у официанта уже больше нет необходимости помнить заказ, но пока этого не произошло, он должен держать все в голове. По всей видимости, человек по-разному запоминает законченные и незаконченные действия.

Идея была замечательной, но необходимо было ее развить и получить экспериментальное подтверждение. Этим и занялась Зейгарник. Во время опыта испытуемому предлагали выполнять несколько различных заданий. Рядом сидела Зейгарник и периодически, под разными предлогами прерывала выполнение некоторых заданий. Она делала это специально, но испытуемые об этом не знали, полагая, что просто происходят небольшие накладки. Количество завершенных и незавершенных заданий было одинаковым. После окончания эксперимента все задания убирали из поля зрения испытуемого, а потом, как бы случайно, его просили припомнить, что это были за задания. Здесь и обнаружилось, что испытуемые лучше запомнили те действия, выполнение которых было прервано. Причем разница оказалась довольно большой, незавершенные действия запоминаются в 1,9 раз лучше, чем завершенные.

Ольга, возвратимся к Вашему случаю. Здесь есть несколько вариантов решения вопроса.

Упражнение.

Вспомните Вашу ситуацию и мысленно проделайте завершение, которое вы хотите. И повторяйте такое действие до тех пор, пока почувствуете состояние завершенности.

Случай из практики.

У меня был случай с клиенткой. Она помнила свою обиду на мальчика 13 лет, когда еще была в пионерском лагере. Ситуация была такая. Мальчишка приставал к ней постоянно, задирал и девочка его сторонилась. Как-то было у них собрание, что-то они обсуждали. Все дети сидели за партами. Она тоже. Ей было неудобно, потому что к ней подошел и встал рядом тот мальчишка. Увидев, что она хочет встать с места и уйти, он ей просто приказал:

— Сиди на месте, а то ударю.

Она все же встала и тут же получила удар ребром ладони по шее. Взрослая 45-летняя женщина помнила этот случай почти 30 лет. Стали с ней работать.

Я попросила ее представить какого-нибудь человека, героя фильма, книги, или может быть родственника или знакомого, который мог бы справиться с этой проблемой. Стали искать героя. Среди людей не нашли, ничего ей не отзывалось. Ни фея, ни Никита, ни женщина с веслом. Тогда стали искать образы среди животных. Она сказала:

Вот если бы я была пантера, я бы смогла выскользнуть из-под его руки и не получила бы удара.

Я попросила ее представить эту картинку, и через некоторое время спросила ее, как она себя чувствует. Она сказала, что лучше. Но по ее виду и голосу я поняла, что полного завершения ситуации не произошло. Тогда я попросила ее посмотреть, что было с мальчишкой, когда она увернулась от его удара. Она сказала:

— Он с размаху ударил по парте ребром ладони.

— И как он себя чувствует после этого? — спросила я.

— Ему очень больно, — сказала она и засмеялась.

Это и было завершением ситуации. Примерно по такому же принципу попробуйте и Вы поискать.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector